А самолет летел, а крылья терлись…

Однако… Леонтьев…

Правда она как солнце — ее можно заставить на время замолчать, но она никуда не денется.